Учреждение культуры
«Кобринский военно-исторический музей
имени Александра Васильевича Суворова»

 
Главная » Статьи » СУВОРОВ НА ФОНЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ И ДУХОВНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА
на правах рекламы

СУВОРОВ НА ФОНЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ И ДУХОВНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Автор: Museum от 12-12-2015, 12:53
Крусь Павел Павлович
кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой философии Брестского государственного
университета имени А.С. Пушкина (Брест, Беларусь)
Доклад на конференции «Имя в истории: Александр Васильевич Суворов» 27 ноября 2015 г. г.Кобрин.


СУВОРОВ НА ФОНЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ И ДУХОВНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Подлинное величие человека не раскрываетcя в общепринятых оценках важнейших результатов его деятельности. Уже при первом приближении к вехам жизненного пути начинаешь чувствовать нехватку информационного материала, его противоречивость и размытость, требующих глубокой системной проработки, так необходимой для получения достоверных объективных выводов, позволяющих использовать содержащееся в них знание для укрепления истины, способной выстоять перед вызовами времени и пространства.

Что уж говорить о личностях выдающихся, повлиявших на сам ход истории, вобравших в себя эту историю и продолжающих оказывать на нее самое непосредственное влияние, вызывая неподдельный интерес у потомков к своим делам и помыслам.
К таким личностям, безусловно, относится Александр Васильевич Суворов. Великий сын своего Отечества, гениальный практик и теоретик военного дела, которое он смог поднять до высот подлинного искусства.
До сих пор не стихает спор о факторах, повлиявших на формирование, становление и необыкновенно успешную профессиональную карьеру легендарного полководца.

Действительно, именно становление, так как история Суворова- полководца, следует признать, достаточно хорошо изучена специалистами и отражена в многочисленных научных изданиях. Хорошо - не означает исчерпывающе, ибо наука не знает абсолютной завершенности.

А вот вопросы, связанные с формированием мировоззрения подлинного патриота, его высокой научной и философской культуры, по-видимому, еще долго будут вызывать интерес у мыслящих современников.
Очевидно, что без глубокого научного анализа, мы по-прежнему будем обречены на шарахание от упрощенских объяснений, апеллирующих к счастливому стечению внешних и внутренних обстоятельств, т.е., к удаче, до мистических концепций, демонизирующих реального исторического человека и тем самым невольно принижающих его действительные заслуги.
Очевидно, что для понимания военного гения Суворова необходимо рассмотреть широкий спектр сложных вопросов от истории до философии и методологии науки.

Практика всякой успешной деятельности, включая военную деятельность, отражает и выражает титанический труд, опирающийся на опыт и знания многих людей, так или иначе связанных друг с другом, иногда через века.
Так осуществляется синтез неоценимого опыта и подлинной человеческой мудрости, позволяющий увидеть реальные причины происходящих явлений и понимать их действительную, а не вымышленную логику и выработать к ним соответствующее их сущности отношение. Отношение, опирающееся на познанные законы бытия, позволяющие эффективно использовать их в практической деятельности.

Именно практическая деятельность подтвердит или опровергнет истинность знания, и включит его в определенные разделы неоценимого опыта, опыта, лежащего в основе всякой эффективной и плодотворной работы.
Для усвоения этого опыта необходимо знать и уметь использовать научную и философскую методологию. Именно философская критическая рефлексия наделяет исследователя не только глубоким пониманием сути дела, но и помогает творчески развивать это знание, преодолевая догматизм и односторонность. Только творческий философский подход позволяет актуализировать исторический опыт, сделать его эвристически и практически значимыми для настоящего. Все сказанное в полной мере относится к военной науке. Понимал ли это А.В. Суворов? Сейчас мы можем с уверенностью сказать: да, понимал и блестяще использовал в своей практике, а практика эта, по мнению большинства военных специалистов, намного опередила свое время.
Нам остается только задаться вопросом: как занятый с малолетства военным ремеслом молодой человек смог получить такие глубокие, системные философские знания, чуждые догматизму и косности и при этом гармонично сочетать их в своей душе с принципами традиционной православной культуры и подлинной народности.

Этот вопрос по-настоящему удивляет, и удивляет не только специалистов. Как-то на заседании одного круглого стола с участием студентов было предложено им сформулировать вопросы, которые бы они хотели задать ряду выдающихся исторических личностей, среди которых упомянут и А.В. Суворов. Студенты, получив уже некоторые уточняющие сведения, в первую очередь захотели узнать от полководца следующее: как ему удавалось при такой занятости изучить много иностранных языков, владеть современной ему европейской философией и использовать это в своей деятельности исключительно во благо своего Отечества. В самом деле, более образованного полководца в то время найти было трудно.

По словам самого Александра Васильевича, а он был исключительно ответственным за свои изречения, важнейшими науками для него были математика, философия, история и языки. Список изученных языков действительно поражает: немецкий, французский, польский, турецкий. Изучил он, хоть и «малой частью» арабский, финский и персидский… Много ли просвещенных люде й и не только той эпохи могли бы похвастаться сходным перечнем усвоенных знаний?

Безусловно, подобная «усвояемость» наук невозможна без особых способностей к учебе.
Однако, наличие природного дара недостаточно и далеко не основной аргумент в сторону обоснования причин блестящей карьеры великого полководца.

Глубокий стратегический ум в сочетании с чувством величайшего гражданского долга и жизненной волей, позволявшей преодолевать самые серьезные преграды на пути к достижению главной цели – благо Отечества, которое он отождествлял с благом народа.

Искать славу через истину и добродетель – вот авторское кредо Суворова, которому он не изменял до конца своего земного пути. Военное дело, таким образом, не исчерпывало смысл жизни этого человека, оно становилось важнейшим средством реализации высшей жизненной цели. Но это средство должно было стать совершенным, а это возможно только в том случае, если военное дело не только станет настоящей наукой, но и достигнет вершин подлинного искусства. Именно гармоничное сочетание науки и искусства характеризуют в полной мере профессиональную деятельность великого мастера и позволяет глубоко понять суть его необыкновенного успеха.

Некоторые современники восприняли военные победы Суворова как чудеса, вызванные стечением различных, в том числе мистических обстоятельств, видели в нем эдакого баловня судьбы. Указанные подходы полностью не исчерпали себя даже в наши дни. Но нет, ничего общего с реальным положением дел они не имеют.

Титанический и постоянный труд по совершенствованию своих профессиональных качеств, в том числе и героическая борьба по преодолению собственных физических недугов, непрерывная учеба и стремление к духовному совершенствованию - вот действительные причины славного жизненного пути А.В. Суворова. К ним, пожалуй, можно добавить еще один, но крайне значимый принцип: в познании дела и жизни нет мелочей. Все должно быть рассмотрено всесторонне, системно. Но чтобы этого добиться, важно было изучать не только науки, но и философию, вооружившую пытливый ум эффективной методологией познания.
А.В. Суворов тщательно изучал, хорошо знал и, что важно, блестяще применял философские знания и методы на практике, что позволило его военной теории опередить время.

Опираясь на труды представителей так называемой молодой европейской философии, а это в первую очередь работы Лейбница, Локка и Вольфа, Александру Васильевичу удалось вполне успешно применить элементы диалектики и комплексный анализ при разработке системы «человек-оружие». Подобно известным ученым своего просвещенного времени он также стремился устанавливать законы и в своем военном деле. В качестве подходящего здесь яркого примера можно привести закон равновесного отношения между пулей и ударом, огнем и штыком.

Оставаясь искренним приверженцем православной веры и высоких идеалов духовной культуры своего народа, Суворов был чужд духовной закостенелости и интеллектуального догматизма. Его душа, насколько позволяют нам так утверждать исторические материалы, не испытывала тяжких духовных терзаний выбора меду ценностями западной и восточной культуры. Этот выбор был сделан им еще в юности, прочно и бесповоротно. Вместе с тем, как пытливый и образованный человек своей эпохи, эпохи, считавшей саму себя просвещенной, молодой офицер всегда стремился извлечь как можно больше пользы от достижений мировой науки и философии. Однако, относился к этим достижениям осторожно, всегда подвергая их тщательному критическому анализу и проверке.

Как человек исключительно творческий Суворов стремился к диалектическому рассмотрению действительности. Опираясь на историю, которая, как известно, без философии слепа, а философия без истории «пуста», он великолепно видел тонкие динамические переходы возможностей военных подразделений в действительность посредством логически продуманных решений и действий. Мало кто из военных стратегов того времени мог сравниться с ним в понимании недостаточности исключительно военных учебных дисциплин для воспитания успешного полководца. Высокий уровень гуманитарной подготовки позволял изучать историю, но никогда слепо ей не следовать.

Критичность мышления, системность анализа, стремление понять неприятеля в каждом эпизоде его маневра и диалектический метод рассмотрения - вот неполный список качеств, определивших гения военного искусства. Как тут не согласиться с известным высказыванием А. Керсновского, что «наука сливается с искусством лишь в натурах гениальных…».
Разумеется, А.В. Суворов был прежде всего реальным человеком своей суровой противоречивой эпохи.
Он вобрал в себя эту эпоху ровно в той мере, в какой и выразил ее в своей деятельности. Будучи героем не только своей Родины, но и ряда европейских государств, отношение к нему со стороны некоторых мыслителей и деятелей было неоднозначным. Это и понятно.

Являясь воином, он обязан был выполнять приказы августейших особ, которым присягал. Война - дело жестокое само по себе. Но вся природа души этого человека не была направлена на жестокость саму по себе. Более того, имеется множество свидетельств об исключительном милосердии Суворова к побежденным. Будучи человеком творческим и высоким профессионалом своего дела, А.В. Суворов не высказывал большого интереса к последствиям боевых действий, если, конечно, эти последствия не имели серьезного военного и политического значения. Точно так же совершенно спокойно относился он и к иным благам, в том числе и материальным, не имевшим прямого отношения к его главному жизненному делу – служить Отечеству.
Будучи человеком военным, он никогда сам не стремился к войне, допуская военные операции только в интересах своей Родины, однако, если это только возможно, то и рад был предупредить их.

Нередко высказываются упреки Суворову за его «крепостные замашки». Действительно, являясь дворянином, обладателем имений и подневольных крестьян, Суворов не выделялся особенно в отношении общей социальной картины той эпохи. Однако обвинить его в этом некорректно и совершенно не соответствует принципу историзма.

Пожалуй, не удивляют и примеры критики нашего героя как полководца со стороны некоторых современников. Успел высказаться о нем и Наполеон, который видел в Суворове «душу великого полководца», но не понимал сути его военного искусства, особенно его умение действовать без плана и расчета. Что тут можно сказать, на то он гений, чтобы нельзя его раскрыть сразу, лицом к лицу. Да и куда денешься от таких естественных человеческих слабостей, как зависть и ревность. Совсем иную характеристику представила история. Победы в 63 сражениях и всегда с преобладающим значительно по числу противником, да и оставленная потомкам великолепная наука побеждать, навсегда закрепила незабываемую славу великого человека.

Достижения А.В. Суворова как полководца очевидны. Здесь не может быть существенного пересмотра. Нам же, современным людям еще предстоит много и кропотливо изучать его как мудреца, сумевшего впитать в себя самые современные идеи и знания, сочетать их в своем военном искусстве и претворить в жизнь на благо грядущих поколений и во славу Отечества.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.