Учреждение культуры
«Кобринский военно-исторический музей
имени Александра Васильевича Суворова»

 
Главная » Статьи » Военно-политические последствия победы под Кобрином 15 (27) июля 1812 года.
на правах рекламы

Военно-политические последствия победы под Кобрином 15 (27) июля 1812 года.

Автор: Museum от 15-08-2012, 19:55
Сергей Владимирович Донских.
Гродненский Государственный университет им. Янки Купалы.
Доклад на конференции «Отечественная война 1812 года в истории Беларуси».

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПОБЕДЫ ПОД КОБРИНОМ 15 (27) ИЮЛЯ 1812 ГОДА

Победа частей 3-й Обсервационной русской армии генерала от кавалерии Александра Петровича Тормасова (1752 – 1819) над саксонской бригадой генерал-майора Генриха Кристиана Магнуса фон Кленгеля (1761 – 1814) под Кобрином 15 (27) июля 1812 года хронологически явилась третьей значительной и неоспоримой победой русского оружия в Войне 1812 года. Первым очевидным успехом такого рода следует считать двухдневные кавалерийские бои под Миром 27 – 28 июня (9 – 10 июля) 1812 г. Вторым – победу русской кавалерии под командованием генерал-майора Я.П. Кульнева над кавалерийской бригадой барона де Сен-Женье на реке Двине 3 (15) июля 1812 г. Однако, с точки зрения современников из всех сражений и боев начального этапа войны «Дело при Кобрине» являлось одним из самых значительных по своим военно-политическим последствиям.

Кобринский бой в той или иной форме был зафиксирован в исторической памяти уже в XIX веке. «Дело при Кобрине» было увековечено на 4-й стене в Галерее воинской славы в Нижнем коридоре храма Христа Спасителя в Москве. В этой галерее на 59 мраморных досках содержатся сведения о 71 сражении русской армии в Войне 1812 года, а также в заграничных походах 1813 – 1814 г. На мраморный досках зафиксированы командующие, участвовавшие полки, убитые и раненые офицеры, количество «выбывших из строя нижних чинов», отличившиеся и награжденные офицеры. Согласно этому источнику русские потери в Кобринском бою составили 15 офицеров убитыми и 362 солдата «выбывшими из строя»

В 1835 г. было принято решение «воздвигнуть монументы на главнейших полях сражений вечно достопамятного 1812 года, для проектов же рисункам оных открыть всем российским художникам конкурс». Программа конкурса была опубликована в 1836 г. в «Художественной газете» и определила места 16 самых значительных сражений и боев «сообразно важности самих сражений или степени влияния оных на последовавшие за ними действия»:


Примечательно, что среди 15 сражений «второго и третьего разряда» почти половину составляют сражения и бои на территории Беларуси, в том числе и Кобринский бой 1812 г.

Первым очевидным следствием разгрома саксонской бригады генерал-майора Кленгеля явилось значительное ослабление VII (саксонского) армейского корпуса наполеоновской Великой армии, которым командовал французский дивизионный генерал Жан Луи Эбенезер Рейнье (1771 – 1814). В начале Войны 1812 года этот корпус насчитывал 17 тыс. человек и 50 орудий. В его состав входили 21-я и 22-я пехотные дивизии и 22-я легкая кавалерийская бригада. Каждая саксонская пехотная дивизия состояла из двух бригад. Поэтому разгром и пленение бригады Кленгеля теоретически сокращало саксонскую пехоту на 25 %.

Однако, реальная численность и состав отряда Кленгеля отличались от «штатного расписания частей». Насколько позволяют судить воспоминания саксонского генерал-лейтенанта Карла Вильгельма Фердинанда фон Функа (1761 – 1828), в состав дивизии которого входила бригада Кленгеля, а также исследования историка Говарда Гилса отряд Кленгеля в Кобрине состоял из трех батальонов пехоты и трех эскадронов кавалерии численностью не более 2 500 человек. В его состав входили один батальон линейного пехотного полка короля Фридриха-Августа (полковник фон Гобхадт), два батальона линейного пехотного полка Низемойшеля (полковник фон Фогель) и три эскадрона уланского полка принца Клеменса (полковник фон Цешвиц). Всего свыше 2 000 пехотинцев и около 500 кавалеристов. Таким образом, поражение под Кобрином сокращало саксонский корпус почти на 15 % личного состава. По родам войск соотношение было несколько иным. Более чем на 20 % сократилась численность кавалерии и на 14 % сократилась численность саксонской пехоты. Фактически прекратили свое существование как боевые единицы линейный пехотный полк Низемойшеля и уланский полк принца Клеменса.

После «Дела при Кобрине» VII (саксонский) корпус наполеоновской армии был не в состоянии самостоятельно обеспечить задачу по прикрытию правого (южного) фланга Великой армии и защите Варшавского герцогства от российских «диверсий» – кавалерийских рейдов. Это убедительно показал рейд татарских полков полковника К.Б. Кнорринга в начале августа 1812 г. на Белосток.

Известие о поражении под Кобрином застало Наполеона 2 августа 1812 г. в Витебске. В этот же день французский император передал VII (саксонский) корпус Рейнье в оперативное подчинение генералу от кавалерии Карлу Филиппу Шварценбергу (1771 – 1820), который командовал вспомогательным австрийским корпусом. 3 августа 1812 г. Наполеон отдал приказ Шварценбергу возвращаться на запад и отразить наступление 3-й Обсервационной русской армии Тормасова.

В момент отдачи этого приказа штаб австрийского вспомогательного корпуса генерала Шварценберга находился в Несвиже, главные силы в Слуцке, а авангард достиг Могилева. Австрийский вспомогательный корпус состоял из трех пехотных и одной кавалерийской дивизии и насчитывал около 31 000 человек и 60 орудий. Согласно австро-французскому соглашению Наполеон обязывался не направлять австрийцев на главный театр военных действий, а те, в свою очередь, поддерживать численность корпуса на уровне 30 000 человек в течение всей войны. «Возвращение» австрийцев в Западную Беларусь стало вторым важным последствием Кобринского боя 1812 г. Сильному австрийскому корпусу было вполне по силам нанести поражение II резервному русскому корпусу генерал-лейтенанта Ф.Ф. Эртеля в Мозыре или создать реальную угрозу Бобруйской крепости (генерал-майор Г.А. Игнатьев). Но австрийцы до конца войны уже ни разу не заходили восточнее Слонима. Благодаря отходу австрийцев российский генерал Эртель смог сорвать поставки рекрутов и провианта для наполеоновской армии в южной части Минской губернии и отстоять Бобруйскую крепость. Тридцатитысячный австрийский корпус очень пригодился бы Наполеону на заключительном этапе войны для прикрытия переправы через Березину.

Третьим важным последствием «Дела при Кобрине» явился тот факт, что не месте австрийцев в Восточной Беларуси Наполеон вынужден был оставить польские части. 26 августа 1812 г. в Могилеве из состава V (польского) армейского корпуса Великой армии была выделена 17-я пехотная дивизия генерала Яна Хенрика Домбровского (1755 – 1818). Ее усилили 28-й кавалерийской бригадой генерала Доминика Дзевановского (1759 – 1827) и отправили на блокаду Бобруйской крепости. Этих сил было явно недостаточно ни для полноценной осады Бобруйской крепости, ни для эффективного противодействия корпусу Эртеля в Мозыре, ни для обороны Борисова в ноябре 1812 г. Зато V (польский) корпус генерала Юзефа Антония Понятовского (1763 – 1813) лишился 30 % своего личного состава и самого опытного генерала. В результате, корпус Понятовского не смог выполнить поставленные перед ним боевые задачи в Смоленском и Бородинском сражениях. В Бородинском сражении сил польского корпуса явно не хватало для обходного маневра и атаки левого фланга русской армии в районе Утицкого кургана.

Четвертым последствием Кобринского боя стало превращение территории Западной Беларуси из глубокого тыла в важный театр военных действий в ходе Войны 1812 года. С одной стороны, это привело к разорению территории современной Брестской области. С другой стороны, это сорвало действия наполеоновской администрации по комплектованию армии Великого княжества Литовского и продовольственному обеспечению войск за счет целого ряда белорусских поветов. В частности, был полностью сорван набор в кавалерийские полки Великого княжества Литовского по Брестскому, Кобринскому и Пружанскому поветам. Не состоялся набор в пехоту в Брестском повете. На 30 % меньше от запланированной численности выставил рекрутов Кобринский повет.

Помимо этого постоянные военные действия в Западной Беларуси и на Волыни в августе – декабре 1812 г. создавали реальную угрозу для территории Варшавского герцогства, куда они дважды переносились. 19 (31) июля 1812 г. отрядом К.Б. Кнорринга был занят Белосток, а 6 (18) октября 1812 г. русский корпус генерал-лейтенанта П.К. Эссена 3-го дал бой саксонцам Рейнье у г. Бяла. Тем самым подрывалась вера польских союзников Наполеона в то, что союз с Французской империей обеспечит защиту польских интересов и восстановление польской государственности.

Для Австрии постоянные боевые действия в Западной Беларуси и на Волыни стали поводом как можно дальше на запад от основного театра военных действий оттягивать свои войска. При этом австрийцы не спешили выводить крупные силы из Галиции, которые якобы предназначались для ее обороны от возможной русской атаки. В результате, когда Наполеону на Березине срочно понадобились все возможные резервы, австро-саксонские войска оказались очень далеко – в районе Дрогичина на Буге, Белостока и Гродно. Чем дальше затягивались военные действия в Западной Беларуси, тем больше становилась зависимость Наполеона от австрийской помощи. Эта зависимость Наполеона от позиции Австрии станет фатальной для него в 1813 г.

В результате победы под Кобрином русская армия почти с самого начала Войны 1812 года захватила инициативу на южном театре военных действий. Активные действия наполеоновских войск в этом районе носили эпизодический характер (август и вторая половина октября – ноябрь 1812 г.), являлись неуверенными попытками перехватить инициативу и должны рассматриваться как контрнаступления. Это делало крайне неустойчивым тылы наполеоновской армии и явилось одной из причин поражения Французской империи в Войне 1812 г.

Таким образом, победа под Кобрином 15 (27) июля 1812 г. по своим последствиям явилась одним из важных сражений Войны 1812 года. На первый взгляд потеря приблизительно 2 300 человек (к тому же не французов, а саксонцев) из более чем 600 000 солдат и офицеров Великой армии Наполеона было всего лишь «комариным укусом». Но эта «незначительная неудача» породила своеобразный «эффект домино» в конечном итоге обрушивший весь южный фланг Великой армии.

В конце Войны 1812 года на этом театре военных действий находилось как минимум около 80 000 наполеоновских солдат. Сюда входят около 40 000 австрийцев из вспомогательного корпуса Шварценберга (включая резервы, подтянутые в октябре 1812 г.), 17 000 саксонцев VII корпуса Рейнье, 11 000 поляков из 17-й пехотной дивизии Домбровского, 10 000 французов из 32-й пехотной дивизии Дюрютта (переброшенной в ноябре 1812 г.). Если к ним добавить 14 000 солдат из полков Великого княжества Литовского и 5 600 солдат польского «Волынского соединения» Косинского, то численность стянутых в 1812 г. на южный театр военных действий наполеоновских войск достигнет 100 000 человек. Так Кобринский бой «на ровном месте» породил для Наполеона полноценный театр военных действий и внес значительный вклад в победу России в Войне 1812 года.

______________
1. Галерея воинской славы храма Христа Спасителя. Электронный ресурс: http://www.xxc.ru/walls/w04.htm
2. Асварищ, Б.И. Отечественная война 1812 года в картинах Петера Хесса / Б.И. Асварищ, Г.В. Вилинбахов. – Л.: Искуство, 1984. – С.12.
3. Швед, В.В. Заходні рэгіён Беларусі ў часы напалеонаўскіх войнаў. 1805 – 1815 гады / В.В. Швед, С.У. Данскіх. – Гродна: ГрДУ імя Янкі Купалы, 2006. – С. 127 – 128.
4. Лякин, В.А. Белорусские дороги Наполеона Бонапарта: исторический очерк / В.А. Лякин. – Мозырь: Белый ветер, 2011. – С. 55 – 56.
5. Швед, В.В. Заходні рэгіён Беларусі ў часы напалеонаўскіх войнаў. 1805 – 1815 гады / В.В. Швед, С.У. Данскіх. – Гродна: ГрДУ імя Янкі Купалы, 2006. – С. 108.
6. Там же. – С. 219 – 220.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.